Воспитательный процесс глазами ребёнка
Если хочешь оказать благодеяние человеку, оставь его в покое. Но именно эта часть добродетели даётся труднее всего.

(Фридрих Ницше) (Мадлен де Пюизье)
Когда я ещё в колыбельке, да и потом, в первый год жизни, родители – великаны, а я – маленькая козявка. Я полностью завишу от родителей. Они для меня добрые волшебники. И вдруг я слышу упреки, крики, которые относятся ко мне. Я ещё не знаю слов, но эмоции мне уже понятны. Я плохой, вы хорошие. Но когда мне ещё нет года, разве я могу что-нибудь сделать неправильно? Да, обмочил пелёнки, но разве это неправильно? А что мне прикажете делать? Удерживать мочу? Лучше, чем орать, вовремя сажайте на горшок. Вы меня шлёпаете, потом вдруг ласкаете.
Когда мне два–три года, вы всё время от меня чего-то требуете. Я медленно одеваюсь, и вы снова кричите. Но я не могу быстро одеваться, у меня ещё недостаточно развиты в мозгу соответствующие центры, отвечающие за точные движения. Надо было лучше в школе учиться, мамочка! А то ведь ты думала, что если врачом не будешь, то и анатомию знать не надо.
Я начинаю плакать, и вы меня успокаиваете. Когда я смеюсь, вы тоже радуетесь. Я вроде бы ничего особенного не сделал, а вы меня то ругаете, то хвалите. В общем, я ничего не могу понять. Да, вы обо мне заботитесь. Но не думайте, что детство – счастливая пора жизни. Ведь я в рабстве у вас. Такой, как я есть, я вам не нужен. И вы заставляете меня делать не то, что мне хочется, а то, что вам нужно. И я стараюсь к вам приспособиться, отходя от своей природы. Мне становится тяжело жить. (Уже потом, став взрослым, я узнаю, что легче всего жить в соответствии с собственной природой.)
Но тем не менее я получаю много хорошего от вас. И мой первый вывод: я – минус, вы – плюс. Я стараюсь стать таким, как вы. Я ещё не знаю, что и вы тоже в своё время были изуродованы своими родителями и не осознаёте сейчас, что мучите меня. Я вас люблю и не могу жить без вашей любви, но ведь, когда я веду себя хорошо, вы вообще не
обращаете на меня внимания. Тогда я начинаю болеть и шалить, и вы вновь становитесь внимательными ко мне. Вот почему лет до 14-ти я часто простужаюсь и нарушаю правила
Потом-то я найду любовь в другом месте. Но болезнь может стать хронической, а мелкое хулиганство порой перерастает в преступное поведение. Дорогие мои родители! Знаете ли вы, что те переживания, которые даёт любовь, можно испытать с помощью приёма алкоголя или наркотиков? Знаете ли вы, что дети, лишённые любви, часто становятся алкоголиками и
Напрашивается практический вывод. Когда я болею, то должен получать только лечение и уход. На мелкие шалости лучше не реагируйте, а по возможности старайтесь принять участие в моих играх. Но, конечно, всё это я узнаю потом, а сейчас я только понимаю, что если нет поглаживаний, то пусть будут хотя бы пинки. (Психолог К. Левин проводил эксперименты на крысах. Одних он поглаживал, других колол, третьих оставлял без внимания. Так вот те, кого он поглаживал, выросли здоровыми; кого колол, тоже были здоровыми, но злыми; а те, кто был оставлен без внимания, – болели.)
Помните, папа и мама, каждый день вы пишете для меня «сценарий», который мне потом уже не изменить без посторонней помощи. Именно сейчас у меня формируется отношение к людям. Сначала я думаю, что я плохой, а вы хорошие. Настроение у меня от этого подавленное. Я стараюсь вести себя лучше, быстрей одеваться, аккуратней есть, но у меня ничего не получается, а вы меня ругаете и бьёте. Конечно, всё это я потом забуду, но эмоциональная память останется.
Наконец круг моего общения расширяется. Я иду в школу и очень надеюсь, что там меня поймут лучше, чем вы. Но учителя меня заставляют решать задачи не просто правильно, а именно тем способом, который они считают правильным. Я покоряюсь или же становлюсь бунтарём. Не верите мне? Посидите на каком-нибудь уроке. Ведь там идёт игра «гусь».
Учительница: Дети, скажите, какую пользу приносит гусь?
Вася: Мясо.
Учительница: Да, конечно, но всё же какую пользу приносит гусь?
Петя: Жир.
Учительница: Да, это так. Но, выходит, никто из вас не знает, какую пользу приносит гусь? Конечно же пух!
Ну как я должен реагировать на это? А как вы меня оскорбляете: у меня руки не оттуда растут, я стану дворником, я ничего не соображаю и так далее. Но если бы вы хоть изредка читали современные книги по психологии, вам было бы известно правило проекции: послушай, что говорит человек о другом. Это он даёт характеристику самому себе.
Я, как и все дети, очень проницателен. Вспомните сказку Андерсена «Голый король». Э. Берн как- то заметил, что было бы здорово, если бы профессор психологии сохранил хотя бы 30% той проницательности, которая была у него в пять лет. Проницательность сейчас у меня есть, но вы, мои родители, убьёте её, и мне потом придётся ходить в группу психологического тренинга к М. Е. Литваку и тратить большие деньги для проведения сценарного перепрограммирования. Вообще вам, пока вы меня окончательно не испортили, не мешало бы пройти психологическую
Мои дорогие родители! Намерения у вас благие, но, как известно, ими устлана дорога в ад. Конечно, вы хотите, чтобы я рос хорошим человеком. Но кроме хотения нужно и знать кое-что. Например: запрет приведёт к тому, что именно это я и буду делать. Вы заставляете меня читать, я противлюсь, а вы попробуйте мне запретить!
Вы говорите, что я непослушный? Да я очень послушный! Я так нуждаюсь в вас, что готов выполнить все ваши требования. Но знаете ли вы, чего от меня хотите? Знаете ли вы, что в инструкциях должны быть не отрицания, а чёткое указание, что следует делать. И вообще, лучше положитесь на мой здравый смысл и поменьше меня дергайте.
Вот вы заставляете меня питаться по режиму. Давайте мне есть тогда, когда мне хочется, а не устраивайте муку ни мне, ни себе. Доктор Б. Спок описывает такой опыт. Детям от девяти месяцев до полутора лет дали возможность есть то, что они хотят, поставив перед ними различные блюда. Сочетания выбранных продуктов оказались настолько необычными (например, селёдка с пирожным и так далее), но подбор питательных веществ (белки, жиры, углеводы и прочее) соответствовал современным научным рекомендациям. Так дайте мне волю! В конце концов, выработается режим питания, который соответствует моей природе.
Пожалуйста, не запрещайте, а научите меня пользоваться спичками, ножом, газовыми и электрическими приборами. Иначе в будущем я испытаю большие неудобства. Когда вы говорите «Тебе ещё рано пить», это означает: придёт время, и ты должен будешь пить. В 16–18 лет я чётко выполню вашу инструкцию. Когда вы говорите, что мне ещё рано встречаться с девочками, я слушаюсь. Но, во-первых, если хочется, то уже не рано, а во-вторых, куда мне деть своё нарастающее половое влечение, которое не знает ваших правил? В результате в лучшем случае я начну заниматься онанизмом, в худшем – у меня могут развиться половые извращения.
А ваша забота? Она ещё хуже преследования. Под влиянием преследования у меня будет накапливаться хоть и отрицательный, но всё-таки опыт. В то время как ваша забота меня погубит. В армию пойду без навыков самообслуживания и при теперешних порядках бит буду там нещадно. В семье не смогу рассчитать бюджет, вести хозяйство и так далее. Может быть, в процессе жизни я чему-нибудь научусь, но, как считают психологи, судьба всё равно будет
Это примерно то, что мог бы сказать вам ваш ребёнок, но, поскольку такой возможности у него нет, всё идёт своим чередом, в полном соответствии со сценарием.
Литвак Михаил
По материалам книги «Как узнать и изменить свою судьбу»

© Дом Королевы 2017г.